ПОЖЕЛТЕВШИЕ СТРАНИЦЫ СТАРЫХ ГАЗЕТ

 

 

bar2.gif

 

 

img6.gif

 

 

Материал

выложен

на полку

Чулана ИЗБЫ 

14.12.15

 

 

 

 

12.03.1991

 

ДЕМОКРАТИЯ В ОПАСНОСТИ

Выступление Б. Н. Ельцина на собрании демократической общественности в московском Доме кино 9 марта 1991 года

Дорогие друзья! Благодарю за внимание, которое здесь было высказано. Мне этот зал напоминает очень многое. Думаю, вам тоже. Вы помните, именно в этом зале начиналась Межрегиональная депутатская группа. Здесь сидели пять ее сопредседателей, в том числе Андрей Дмитриевич Сахаров. Это, по-моему, нас, наше демократическое движение обязывает. Обязывает вспомнить о том, что говорил Андрей Дмитриевич.

Да, действительно, за это время демократическое движение трансформировалось. И, конечно, не было комфортным для каждого из нас участие в этом движении. Тем не менее после удачных выборов, после того, что во многие Советы пришли демократы, наступила определенная эйфория

 - именно у демократов. Эта эйфория сыграла печальную роль в дальнейшем становлении движения, в дальнейшей работе демократов, в том числе и в Советах.

Действительно, не были многие демократы подготовлены к практической работе в Советах - это раз. Во-вторых, не во всех городах, областях России победили демократы. И третье: не забывайте, что многие были избраны депутатами под лозунгами демократов, а на самом деле в душе оказались предателями демократии. Это потом они показали подлинное лицо. А ведь они всю нашу программу брали. С этой программой шли к избирателям, выступали и агитировали, клялись избирателям, что эту программу будут выполнять. Но спустя некоторое время они полностью от этой программы отказались, стали не просто нейтралами — они стали врагами.

Меня сегодня призывают: «Борис Николаевич, вы пригласите эту шестерку к себе, поговорите с ними, может, они как-то исправятся». Нет, с ними надо не обниматься, с ними надо бороться.

 

Да, мы допустили несколько тактических ошибок. Я лично тоже. Убаюкал нас Горбачев с программой 500 дней», сделав вид, что это — совместная программа. И убаюкал не только меня, но даже такого «волка», как Шаталин. Он действительно нам говорил, что получилась программа интересная, конструктивная, давайте, мол, вместе за нее бороться. И мы поверили. Мы поверили в октябре этому, а верить нельзя было. Мы ведь и раньше знали, что он обманывает постоянно и народ, и тем более демократов и демократию. Мы знали об этом. Поверили еще и потому, что видели, впереди — тупик. Эту программу невозможно реализовать только на территории России. Она может быть реализована только во всей стране. Давайте вспомним, и вы призывали на нашей встрече в октябре прошлого года: «Идите вместе с Горбачевым, и тогда мы выиграем.

Нет, это была ошибка. И я согласен с выступавшими здесь: мы потеряли четыре месяца. И только 19 февраля наконец хватило у меня мужества сказать, что я отмежевываюсь от политики Горбачева.

На нас уже давно идет наступление в разных формах, в том числе в средствах массовой информации. Причем, не чураются никаких методов. Опять травля, грязь, помои льются с каждым днем все больше и больше на нашу голову. А мы вытираемся и ждем следующих помоев.

Нам пора идти в наступление. Демократия в опасности. К этому нас призывают шахтеры. Им значительно труднее, чем всем, сидящим здесь в зале. Они практически делают то, что надо сейчас делать. И поэтому на них давят, поэтому средства массовой информации плетут вокруг них всяческие инсинуации. Руководство объединения «Карагандауголь» додумалось до того — сегодня в печати об этом есть, - что подало в суд на шахтеров-забастовщиков и предъявило иск в 9 миллионов рублей. Вот куда уже пошло руководство партии, руководство страны.

Такого позора прощать нельзя. Нас шахтеры подтолкнули к таким «боевым» действиям. Давайте и мы «вольемся» в их ряды и им поможем (они нам помогают) и объявим «войну» руководству страны, которое ведет нас в болото.

Я согласен со многими здесь выступавшими. Да, пришла пора на базе демократических сил, демократического движения, на базе «Демократической России» создавать мощную организованную партию. Я долго не был убежден, что это нужно было делать. Но после того, что мы видим, как на глазах организовывается КПСС, мы должны понять: они идут организованным фронтом. Я согласен со сказанным здесь — они доходят до каждой фермы, до каждого человека. Приезжает туда уполномоченный райкома, обкома, горкома партии, говорит лишь: «А, ты хочешь опять быть поденщиком у помещика? Тогда голосуй за президентство, за Ельцина, за обновленную Россию и так далее». Поэтому именно сейчас важно организовать движение, иметь на местах организованные силы и власть, что поможет нам, может быть, в самый решающий момент.

Вообще этот год будет решающим. Или демократию все-таки задушат, или она не только выживет, но и победит.

Нас обвиняют в развале Союза. Кто развалил Союз? Кто оттолкнул семь республик? Демократы? Российский парламент? Его руководство? Российское правительство?

Эти республики вытолкнул из Союза Президент со своей политикой.

 

Нам не нужен Союз в таком виде, в каком он существует сейчас. Нам не нужен такой Центр — огромный, бюрократический. Нам не нужны министерства.  Нам не нужна вся крупная бюрократическая машина, которая жестко все диктует сверху вниз семьдесят с лишним лет. Мы должны от этого избавиться.

Шесть лет, пока шла перестройка, убеждали нас, что мы разрушим эту систему, что мы действительно идем на демократические преобразования. Это оказалось ложью. Нас обманули. И мы сейчас должны раскрыть глаза на то, что это была ложь, и должны идти своим путем. Не той «перестройкой», которая была,  особенно в последние годы.

Нас обвиняют, что мы против армии, — это используется везде в средствах массовой информации. Нет, мы не против армии. Мы возражаем, чтобы армию использовали против-гражданского населения. Здесь мы будем стоять твердо, мы не уступим.

В сегодняшнем номере «Советской России» опять на второй странице две трети — открытое письмо Ельцину. Вместо Андреевой сейчас Андреев подписал. Кто такой — не знаю. В чем только не обвиняют! Но самое главное, он, мол, не может мне простить, что я веду Россию к капитализации. Ни больше ни меньше! Что я будто бы против социализма. Что не хочу идти в наше светлое будущее, вместе со всеми — в коммунизм. Да, не хочу.

 

Март политически сверхнасыщен. Я бы не стал спорить с теми, кто говорит: политика — самое главное или экономика — самое важное. Мне кажется, не надо разрывать два этих очень мощных направления. Важны и политика, и экономика. Экономика без политики не выиграет, политика — без экономики. Вот на этих принципах, наверное, нам и надо стоять и сейчас, заканчивать нашу программу.

Я должен сказать, что на принципах программы «500 дней» Шаталина—Явлинского 15 марта российская программа будет закончена и внесена на обсуждение Верховного Совета России.

 

Март — месяц трудный. Во-первых, состоится референдум. Определяются по Союзу, то есть хотят обеспечить поддержку Горбачеву. Сегодня напечатан проект Союзного договора. В очередной раз, выступая на сессии Верховного Совета Союза, Президент обманул, когда сказал, что на девять десятых это всё согласовано. Со стороны России руководитель рабочей группы не подписал. Опять сделали подтасовку. Я был на Совете Федерации шестнадцатого числа и сказал, что категорически против того, чтобы публиковали этот документ. У нас, у России, свой путь обсуждения этого документа. Комиссия, которая создана съездом— раз. Дальше — обсуждение этого документа на съезде 28 марта. Съезд нам навязан, но мы на нем будем обсуждать этот документ. И только после этого мы согласны сесть за стол переговоров. Документ опять стараются нам навязать сверху.

Какой Союз мы видим, под тем только документом мы и сможем подписаться.

Сейчас что только не придумывают. Ведь по ценам я не подписал документ. Сейчас думают, как бы выйти из такой ситуации. Дескать, если Ельцин не будет подписывать Союзный договор, как сделать, чтобы Россия подписала. И для этого — съезд. И для этого такие уловки: давайте, мол, выберем на съезде группу полномочных представителей, которым поручим подписать Союзный договор. Все остальные — пусть председатели Верховных Советов подписывают или президенты республик. А от России — вот такая группа.

То есть надо ждать сейчас любых подвохов. Мы по своей искренности все считали, что там все-таки политика нравственная. Ничего там нравственного нет. У них политика безнравственная, грязная. Сегодня кое в чем нам тоже пора, как шахтерам, засучить рукава и кулаки поднимать.

 

На сегодня у нас к этомупроекту договора имеется несколько десятков серьезнейших замечаний, начиная с заголовка. У нас в сегодняшней Конституции есть суверенные государства. Так в новом Союзном договоре даже это вычеркнуто — союз суверенных республик. А государство и республика — это большая разница. На Совете Федерации спросили председательствующего: «В чем дело? Почему такая трансформация? Вы же сами говорили — союз государств. И вдруг сами отказались». Он отвечал: «Вы знаете, это практически одно и то же, кто как скажет — кто республики, кто государства». «Но раз уж все равно, — сказали Горбачеву, — давайте государствами называть». «Нет уж, как записано, так и оставим».

Это только о названии. А дальше — принципы: разделение собственности, разделение функций... Много с чем мы категорически не согласны.

 

Следующее после референдума — съезд. И на съезде тоже может решиться вопрос: победит демократия или проиграет? Я думаю, что тогда проиграет и демократическое движение. Хоть и упрекают нас в митинговщине, но это не одно и то же: митинг, который идет строевым шагом, по приказу, или тот, который — по велению сердца. И это тоже нужно понять.

Говорят, мол, виновны российские Верховный Совет и правительство сейчас. Может быть, мы будем правительство укреплять — это наша забота и обязанность. Наша нерешительность дает союзному руководству все сверх централизовать и не только вернуться к началу, к 85-му году, а и к еще более худшим временам. Это может наступить, если мы сейчас быстро не объединимся. Я за то, чтобы мы действительно объединились, чтобы пошли таким широким фронтом, не стесняясь, в наступление. И «отбрасывали» бы тех, кто хочет сегодня остаться и первым секретарем обкома, и председателем облсовета. (Кстати, у нас срок 15 марта. И 16 марта против каждого будет возбуждено прокурором дело. Не поверили? Ну что ж, на сей раз это действительно будет «дело»).

Я за то, чтобы Президента избирали всенародно. Это говорю и перед выборами. Но я и за то, чтобы вся структура власти была таким же образом подкреплена народом. То есть все председатели Советов тогда избираются всенародно. Во всяком случае тогда туда предателей не пропустят, народ не позволит. Во-вторых, это будет сильная исполнительная и законодательная власть на местах. И мы будем знать, через кого действовать. Сейчас в одних областях и приватизация идет, и выделение крестьянским хозяйствам земли идет. В Волгоградской области полторы тысячи фермерских хозяйств создано. Потому что Совет такой. Махарадзе, председатель Совета, говорит: «Я к первому секретарю не хожу, я ему не подчиняюсь. Пусть он ко мне ходит».

И сразу после выборов Президента нужно объявить прямые выборы председателей Советов. И тогда мы будем знать, через кого действовать. Пока — мысли у нас совпали кое с кем из выступавших здесь — нужно иметь полномочных представителей на местах в каждом Совете. Список у нас есть — самых надежных людей, утверждается он прямо Председателем Верховного Совета. И они на местах будут проводить нашу политику. Нашу.

Я не согласен, что время упустили с передачей земли. Нет, хотя месяц, но еще есть. Пара месяцев максимально. Надо использовать это время. Закон есть, закон о собственности есть, закон о земельной реформе есть. Если нужен еще какой- то документ, который бы регламентировал, кто должен отдавать землю — я так понимаю, в этом вопрос, — давайте мы в понедельник-вторник решим совместно Президиумом Верховного Совета и Президиумом Совета Министров Российской Федерации. И определим срок: всем желающим — сад, огород, участок, землю под фермерское хозяйство в течение марта, максимум апреля. И определим ответственность. Причем, в том же документе определим. В том же документе надо сказать, что в такой-то срок выданные раньше акты землепользования считаются недействительными и они должны быть переоформлены. Но если дать такое право местным Советам, то у нас пол-России землю не получит, потому что там властвуют первые секретари крайкомов и обкомов партии. Ведь недаром представители «Демократической России» Красноярского края подали в суд на первого секретаря, поскольку он оскорбил демократов. А в других местах оскорбляют Верховный Совет, председателя, демократов - и молчок. Это тоже надо использовать. Тем более прокурор России все-таки наш, он будет действовать по российским законам. Мне понравилось, как шахтеры Новокузнецка говорили, что только российские законы признают. Если бы такая акция была проведена везде, это был бы очень мощный толчок развитию демократии.

Конечно, сейчас демократам надо идти прямо к людям, разъяснять всё. Нас критикуют за частную собственность — объяснять. Обвиняют в развале Союза - объяснять. Позицию по армии обвиняют — объяснять. По Прибалтике обвиняют — разъяснять. Если бы не было нашего шага, «оккупировали» бы еще раз Прибалтику. Вот в чем дело. А потом бы взялись за другие республики.

Хотел бы еще раз призвать к единению всех демократических сил, созданию нашего общего фронта и, конечно, к победе.

 

  

ЕЛЬЦИН:

хронология

упыря

 

 

Собрание        «ДемРоссии» 9 марта 1991 в московском Доме кино проходило накануне референдума о сохранении Советского Союза, проведению которого так противились ельциноиды.  И потому в своей речи на этой тусовке ЕБН обрушился с гневными нападками и обвинениями в адрес ини-циатора референдума  - Горбачева, по сути объявив войну и призвав своих сторонников идти в наступление на союзное руководство, которое яко-бы хитростью и обманом пытается сохранить никуда не годный Совет-ский Союз.  

 

«…Нам не нужен Союз в таком виде, в каком он существует сейчас. – провозгласил Ельцин, - Нам не нужен такой Центр — огромный, бюрократи-ческий. Нам не нужны министерства. Нам не нужна вся крупная бюрократическая машина, которая жестко все диктует сверху вниз семьдесят с лишним лет. Мы должны от этого избавиться».

 

По сути Ельцин озвучил своим сторонникам, с вожделением смотревшим ему в рот, установку как голосовать на референ-думе. И 17 марта они не подвели своего кумира: каждый четвертый росси-янин, принявших участие в голосовании, проголосовал за слив «горбачевского Советского Союза».  А в Москве, Питере и Сверд-ловске  против сохранения СССР высказалось аж половина пришедших на участки горожан.

 

И хотя большинство советских людей проголо-совало за сохранение Союза,  Ельцин, опираясь на поддержку многочис-ленных сторонников, про-должил активную работу по развалу СССР.

 

До Беловежья 8 декабря 1991 г. оставалось совсем немного.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

img8.gif

 

  

На титульную

"Старых газет"

:izbassmail.ru  

bar2.gif