ПОЖЕЛТЕВШИЕ СТРАНИЦЫ СТАРЫХ ГАЗЕТ

 

 

bar2.gif

 

img6.gif

 

 

Материал выложен

на полку Чулана

ИЗБЫ

20.11.12

 

 

 

 

 

 

19.03.1989

 Письмо в редакцию

 

СЧИТАЮ СВОИМ ПАРТИЙНЫМ ДОЛГОМ…

 

Миллионы людей, знакомясь с информационным сообщением о мартовском Пленуме Цент­рального Комитета Коммунисти­ческой партии Советского Сою­за, обратили внимание на пред­ложение группы коммунистов, в основном представителей ра­бочего класса и крестьянства, обсудить и дать оценку некото­рым выступлениям члена ЦК КПСС Б. Н. Ельцина, которые, как сказано в сообщении, про­тиворечат политическим установ­кам ЦК, партийной этике и ус­тавным нормам КПСС.

Первой в этом списке стоит моя фамилия, именно поэтому считаю своим партийным и гражданским долгом объяснить без обиняков, почему же вмес­те с рядом товарищей внес это предложение.

Прежде всего коротко о себе: мне 55 лет, вся трудовая жизнь (с перерывом на службу в ар­мии) прошла на Московском электромеханическом заводе имени Владимира Ильича. Здесь начал токарем в 1952-м и сей­час тружусь здесь же. Мой отец — коммунист с февраля 1917 года, а я вступил в партию в 1958 году, избран членом ее Центрального Комитета.

Зачем привожу эти данные? Очевидно, многим хочется по­нять, какие люди являются по­литическими противниками Б. Н. Ельцина. А я, как и те, кто поста­вил вопрос о его позиции на Пленуме ЦК, — его политиче­ский противник. Не надо смяг­чать формулировок: от этого факта никуда не уйдешь.

В отличие от нас, рядовых тружеников, имя Ельцина изве­стно сейчас многим. И мой шаг на Пленуме ЦК — отнюдь не попытка состязаться с ним в популярности. Тем более что популярность эта, на мой взгляд, сомнительна.

Последней каплей, которая определила этот мой шаг, яви­лись два обстоятельства: личная встреча в начале марта с Бори­сом Николаевичем и недавняя демонстрация так называемого Демократического союза на площади Маяковского в связи с годовщиной Февральской ре­волюции.

 

Какова взаимосвязь между этими двумя событиями? По­пробую обьяснить. Две недели назад меня как члена ЦК партии разыскал приехавший в Моск­ву с Украины инженер-строи­тель В. И. Ткач. Много дней он безуспешно ходил по кабинетам Госстроя СССР, пытаясь решить вопрос о том, как лучше внед­рить в своем институте положение, разработанное Госстро­ем, о повышении качества технической документации. Чиновники его выслушивали и посы­лали к другому специалисту. Картина знакомая, к сожалению, многим.

Тогда Виктор Иванович ре­шил искать правды у Б. Н. Ель­цина, который ведет эти вопро­сы в Госстрое СССР. На этот шаг приезжего, как он потом сам рассказал мне, вдохновили многочисленные призывы Ель­цина к беспощадному искоре­нению аппаратной бюрократии Каково же было разочарование человека, когда он в приемной у члена правительства, министра СССР, вместо деловой, рабо­чей обстановки увидел группу людей, занятых своими теле­фонными разговорами. Их ин­терес к командированному окончательно угас, когда они узнали, что он явился в Моск­ву сугубо по делу, а не для уча­стия в предвыборном ажиота­же.

Наконец ему удалось про­биться в министерский каби­нет. 40 минут хозяин кабинета излагал ему суть своей предвы­борной платформы, в которой было немало рассуждений о пе­рестройке и борьбе с бюрокра­тизмом, зато о конкретном де­ле, с которым явился заявитель, — ни слова.

Скажу честно, сперва не по­верил тому, что рассказал мне Виктор Иванович. Но он чело­век упорный, разыскал меня и говорит: кто же мне поверит что я две недели в Госстрое не смог решить конкретного вопроса? Выручайте

Пришлось отправиться в Гос­строй. К сожалению, прав В. И. Ткач — в этой высокой прием­ной сейчас не до дела. Там бо­рются за депутатский мандат для министра. Беспрерывно зво­нят телефоны, даются указа­ния, кому и куда ехать, где и с кем встречаться. Моего присут­ствия попросту не замечали. Однако я решительно потребо­вал встречи с Б.Н.Ельциным. И после долгих переговоров с техническим секретарем и по­мощником был принят.

Министр снял телефонную трубку и позвонил в соответст­вующее подразделение с прось­бой разобраться с проблемой на месте. Вопрос, ради которо­го человек, приехавший в Моск­ву, обивал пороги ведомства две недели, оказывается, можно было решить буквально за мину­ту.

 

Но не обрадовала меня такая «победа». Где же перестройка, где новаторский стиль работы, за который на словах ратует Б. Н. Ельцин, если в Госстрое так ведется борьба с бюрократизмом?

Несколько дней спустя, 12 марта, на откровенно провока­ционном сборище в центре Мо­сквы, на площади Маяковского, под флагом так называемого Демократического союза рас­пространялись листовки, в кото­рых содержались грязные вы­пады против Октябрьской рево­люции и Советской власти, о чем рассказывала и «Москов­ская правда». Здесь же распро­странялись листовки с призы­вом голосовать за Ельцина. Странное, немыслимое сочета­ние.

Конечно, Б. Н. Ельцин может сказать, что он к этому не причастен.

Но тогда возникает вопрос: что это — случайность, безот­ветственность или позиция ини­циативной группы кандидата в депутаты?

Сторонники Ельцина сплоти­лись на его платформе не вче­ра и не сегодня. Их свели вме­сте многочисленные выска­зывания Бориса Николаевича на встречах с избирателями.

Многие москвичи, да и не только москвичи, являются сви­детелями того, как член ЦК КПСС, который более двадцати лет сам находился на руково­дящей партийной работе и, следовательно, разделяет от­ветственность за те промахи и ошибки в нашей жизни, к ко­торым он старается ныне при­влечь всеобщее внимание, сам как бы остается в тени. И не просто в тени, а стоит на пози­циях активного стороннего кри­тика - разоблачителя.

Вместе с ним мне приходится бывать на Пленумах Централь­ного Комитета. Ни по одному из принципиальных вопросов внут­ренней и внешней политики КПСС он никогда не голосовал против. Выступал на Пленумах ЦК только, когда был первым секретарем МГК КПСС. Ни до этого, ни после его голос никто не слышал. А послушаешь его на предвыборной встрече, у не­го по любому решению ЦК всег­да свое особое мнение.

Даже по такому основопола­гающему вопросу, как роль партии в перестройке. На XIX Всесоюзной партконференции он публично признал, что счи­тает КПСС политическим яд­ром обновляющегося совет­ского общества. Поэтому про­сто не поверил своим ушам, когда прозвучали слова Ельци­на за необходимость широкой дискуссии по многопартийной системе, о подчинении партии Советам, о создании в противо­вес комсомолу других молодеж­ных организаций, о том, что наше общество не знает, куда ему идти. Где же истина? До­пустим, будут другие партии. Чью программу он, как член ЦК КПСС, будет отстаивать? Про­тив какой платформы — не КПСС ли? — он призывает соз­дать на Съезде Советов оппо­зицию из 20—30 процентов де­путатов?

 

Из предвыборных высказы­ваний сама собою составляет­ся совершенно иная предвыбор­ная платформа Б. Н. Ельцина, чем та, которую он официально обнародовал. И при этом рож­дается и кем-то распространя­ется миф о некоей особой прин­ципиальности тов. Ельцина.

Увы, наша психология такова, что люди склонны верить имен­но в то, во что им хочется ве­рить, хотя жизнь опрокидывает это представление буквально на каждом шагу. И зачастую просто трудно понять, где в ельцинских словах правда, а где вымысел. То он заявляет, что сам попросил отставки со всех партийных постов, то уве­ряет, что на него оказывалось давление.

А чего стоят публичные заяв­ления, что якобы его запугива­ют, звонят, приходят недобро­желатели. Как сам я прорывал­ся в министерский кабинет, я уже рассказал, а в дом, в кото­ром живет Борис Николаевич, думаю, просто так с улицы не зайдешь. А вот у меня дома уже 16 марта телефон «раскалился» от ругани и угроз в мой адрес. Но мне-то бояться нечего. Я на своем месте. Я у станка.

На окружном предвыборном собрании в Колонном зале Б. Н. Ельцину был задан вопрос о квартире его дочери. Он отве­тил, что она сменила жилье из-за его непригодности. В испол­коме Моссовета мне дали офи­циальную справку: при пере­езде из Свердловска в Москву дочь Ельцина получила квар­тиру в доме улучшенной плани­ровки по адресу: улица Досто­евского, 1/21. А 15 сентября 1987 г. дочь первого секретаря Московского горкома партии, мотивируя свою просьбу при­близиться к родителям, попро­сила предоставить ей другое жилье. В итоге она получила на ул. А. Невского, д. 1, квартиру площадью почти в сто квадрат­ных метров на четвертых. Ни­каких заключений санэпидем­станции, техника-смотрителя о непригодности квартиры не было. Прежняя, «непригодная для жилья» квартира тут же бы­ла, конечно, заселена. Вот один лишь только пример из личной практики борца со всякими привилегиями.

То же и со спецбольницей, и с «Чайкой». Вот что мне сообщил управляющий делами Совета Министров СССР: товарищ Ельцин Б.Н. имеет, как член правительства, в поселке Успенское двухэтажную дачу Есть в поселке и магазин с до­статочно широким ассортиментом продуктов. Что касается так называемых пайков, о которых он продолжает говорить, то их решением Политбюро отменили еще в сентябре прошлого года. Пользуется, конечно, Борис Николаевич и автомобилем «Чайка». В отношении спецбольницы. На днях Б.Н.Ельцин действительно встал на учет в поликлинике по месту жительства, однако члены семьи продолжают пользовать­ся услугами 4-го Главного управления Минздрава, а сам Борис Николаевич попросил пу­тевку в один из санаториев этого главка с 27 марта. Так что не будем заблуждаться: тов. Ельцин достаточно активен в потреблении тех самых «благ», против которых он публично борется. И момент для отказа от них, он, похоже, выбрал с обычным прицелом «на публику». А вот как рождался еще один миф «о демократизме» Бориса Николаевича. Будучи первым секретарем Московского горко­ма партии, он однажды прибыл на завод трамваем. Но лишь немногие из тех, кто умилился этому, знали, что Б. Н. Ельцин и те, кто его сопровождал, пересели с машин в трамвай всего за остановку до проходной. Как расценить это?

 

Мне чисто по-человечески больно и обидно за позицию Бориса Николаевича, когда он отказался от поста первого сек­ретаря Московского горкома партии, кандидата в члены По­литбюро ЦК. Ведь на этих вы­соких постах у него в руках были все возможности для того, чтобы наша Москва действительно стала городом, удобным для миллионов его жителей. Могу лишь предположить, что кон­кретное дело гораздо труднее, чем общие рассуждения о неблагополучии в нашем доме.

А разве его пребывание, имен­но пребывание, а не работа в Госстрое, не свидетельствует о том же? Инженер-строитель по образованию, крупный хозяйственный руководитель строительства постоянно заявляет, что ему скучно «перебирать бумажки» в Госстрое. А разве за этим его на этот участок практической работы посылали? Строительство сейчас — самое узкое наше место. Именно здесь нужны знания, опыт, энергия, воля, тот партийный подход, которого требует от каждого коммуниста перестройка, чтобы выполнить поставленную пар­тией задачу, за которую мы с ним голосовали на XXVII съезде, — к 2000 году каждому советскому человеку предоставить отдельную квартиру или дом.

Тем более от коммуниста-руководителя, кандидата в чле­ны советского парламента. Или Борис Николаевич и там соби­рается лишь декларировать, все и вся критиковать со стороны? Я эту позицию ни принять, ни разделить не могу. Политика прежде всего требует от чело­века честности. Вот почему я внес предложение на Пленуме ЦК партии.

Конечно, Б.Н.Ельцин гораз­до образованнее меня, просто­го станочника. Его опыт пар­тийной работы неизмеримо масштабнее моего. Но разве это не налагает на коммуниста Ельцина особой ответственности за единство партии, без колебаний принявшей на свои плечи нелегкое бремя исправления всего, что нам мешало, конкрет­ную работу по улучшению жиз­ни советских людей?

Главная задача сегодняшнего дня — не просто говорить о перестройке, демократии, гласности, а всем участвовать в этих процессах, добиваться реальных результатов. Уверен, что избранные на мартовском Пленуме депутаты от КПСС оправдают оказанное им пар­тией доверие, будут работать с народом и для народа. Но хо­телось бы сказать и о том, что в ходе нынешней предвыборной кампании проигрывают в первую очередь рабочие, крестьянство. Это нас беспокоит. Бес­покоит нас и то, что на волне демократизации, гласности появляются отдельные демагоги, всячески порочащие партию и Советскую власть, и чем боль­ше грязи в их выступлениях, тем вольготнее они себя чувст­вуют. И нельзя, на мой взгляд, проходить мимо этих явлений, тем более подыгрывать им.

Я рабочий завода имени Владимира Ильича, на котором в грозном 1918 году шесть раз перед рабочими выступал В.И.Ленин. После одной из его встреч с рабочими было совершено злодейское покушение на В.И.Ленина, а значит, и на всю партию. Сегодня мы, коммунисты, не допустим покушения на партию.

 

В. ТИХОМИРОВ,

токарь-расточник Московского завода

имени Владимира Ильича, член ЦК КПСС.

 

 

 

 

============================================

 

25.03.1989

 

В редакцию газеты «Московская правда»

 

 

19 марта в «Московской правде» опубликовано письмо члена ЦК КПСС В. П. Тихомирова «Считаю своим партийным долгом». В ответ на это выступление в редакцию поступило письмо члена ЦК КПСС Б.Н. Ельцина, которое мы сегодня печатаем так же полностью, без редакционной правки.

Редакция, естественно, оставляет за собой право высказаться по существу вопросов, затронутых в письмах В. П. Тихомирова и Б. Н. Ельцина

 

 

В номере «Московской правды» от 19.03.89 г. приведено письмо члена ЦК КПСС В. Тихо­мирова, в котором дается иска­женная оценка некоторых поло­жений моей предвыборной про­граммы, моей партийной и гражданской позиции. В связи с этим прошу редакцию опубли­ковать следующее.

Статья т. Тихомирова являет­ся расширенным и частично пе­реработанным вариантом его вы­ступления на мартовском Пле­нуме ЦК КПСС. По всем пунк­там этого выступления я уже дал ответ, выступая на том же Пленуме. Тем не менее, в статье т. Тихомиров вновь возвращает­ся к тем же вопросам, и если его выступление на Пленуме еще можно рассматривать как искреннее желание разобраться и поделиться своими опасения­ми, то сейчас после его письма в «Московской правде» речь может идти только о сознатель­ной фальсификации. Ибо не столь уже политически наивен член ЦК КПСС т. Тихомиров, чтобы не понимать разницы меж­ду требованием «подчинить пар­тию Советам» и положением мо­ей программы о «законодатель­ной подотчетности высшему ор­гану власти всех без исключе­ния правительственных, полити­ческих и общественных органи­заций, включая партию».

Не может не понимать член ЦК т.Тихомиров разницы меж­ду «призывом к созданию вто­рой партии», как он говорил на Пленуме, или призывом к «широ­кой дискуссии по многопартий­ной системе», как он пишет в статье и моими заявлениями на встрече с избирателями о том, что нельзя превращать эту тему в запретную для средств массо­вой информации, коль скоро ди­скуссия эта фактически уже на­чалась, коль скоро по этому вопросу уже высказались почти все члены Политбюро.

Не может не понимать член ЦК т. Тихомиров разницы меж­ду призывом к созданию на Съезде Советов оппозиции, вы­ступающей против платформы КПСС, и моими заявлениями о том, что 20-30 процентов депу­татов, занимающих активную гражданскую позицию, смогут объединяясь, если это потре­буется, привлекая широкую об­щественность, способствовать проведению через новый Вер­ховный Совет давно назревших законопроектов.

Не может не понимать член ЦК т. Тихомиров и то, что стоит за ним, что такое политические провокации и какие разнообраз­ные формы они могут прини­мать.

Значительная часть статьи т. Тихомирова — и этого не со­держалось в его выступлении на Пленуме — это подробные, про­токольные сведения об услови­ях жизни моей и членов моей семьи, о спецблагах, активным потребителем которых пытается он меня представить. Обычно данными такого рода занимают­ся «компетентные органы». То, что сейчас такого рода инфор­мацию собрал, обработал и опубликовал член ЦК, рабочий — такого еще, пожалуй, не было в истории нашей партии даже в самые худшие времена.

Не считая необходимым да­вать объяснения по каждому пункту этого протокола, скажу, что прочитав статью еще больше убедился в том, насколько ост­ро стоит в нашем обществе вопрос о социальной справедли­вости, о незаконных номенкла­турных благах, и сколь лице­мерны заявления некоторых вы­сокопоставленных руководите­лей о том, что ничего этого у нас нет и вопрос этот искусст­венно подогревается.

Я еще раз убедился в правиль­ности постановки этих вопросов в своей предвыборной програм­ме и еще раз заявляю, что буду и впредь бороться за установле­ние в обществе социальной справедливости. Бороться, как продолжая, расширяя и доводя до конца практику личного отка­за от спецблаг, так и добиваясь принципиального политического решения этой проблемы.

Да, общество и партия пере­живают кризис. Но выход из это­го кризиса следует искать не на путях дискредитации отдель­ных кандидатов в народные де­путаты СССР.

Выход из кризиса на пути ра­дикальной демократизации пар­тии и общества, на путях борьбы с партийно-бюрократическим ап­паратом, коррупцией и социаль­ной несправедливостью. Только так мы сможем придти к новому облику социализма, новому со­стоянию советского общества.

И в заключение хотелось бы сказать вот о чем. Выступление «Московской правды» не являет­ся отдельным изолированным эпизодом. Это часть кампании, которую ведет аппарат Москов­ского горкома и некоторых рай­комов с самого начала нынешней избирательной кампании, и кото­рая особенно усилилась после моей регистрации в качестве кандидата по Московскому на­ционально-территориальному ок­ругу N 1.

С сожалением должен отме­тить, что в этой кампании аппа­рат применяет методы далекие от демократических. Здесь и давление на трудовые коллекти­вы, выдвинувшие меня своим кандидатом, и трудности с орга­низацией встреч с избирателями, и отмена протоколов о выдви­жении, и работа по подбору участников окружных собраний и даже распространение в стенах райкомов анонимного «ком­промата», и даже специальное обращение сессии одного из рай­советов с призывом за кого и против кого голосовать его жи­телям.

Выступление в «Московской правде», равно как и ее аноним­ная публикация «Не устроила трибуна» от 2.03.89 г. и отказ редакции опубликовать опровер­жение, подписанное несколькими сотнями рабочих завода «Союз» — все это элементы той же политики, которая, кстати сказать, проводится и в  отношении неко­торых других кандидатов.  Но это неумная политика, политика явно и вопиюще противоречащая предвыборной платформе пар­тии, политика, ведущая к кон­фронтации между партаппаратом и широкими народными массами, политика, ведущая в конечном счете к разрыву между партией и народом и потере авторитета партии в массах.

И я против такой политики, против ее исполнителей, как сознательных, так и честно за­блуждающихся, против организа­торов и вдохновителей этой по­литики.

 

Кандидат в народные депутаты СССР

по Московскому городскому  национально- территориальному округу N 1 РСФСР 

Б. Н. ЕЛЬЦИН

22 марта 1989 г

 

  

ЕЛЬЦИН:

хронология

упыря

 

см.здесь:

 

1. Токарь-расточник

Тихомиров врезает Ельцину по сусалам

 

 2. Ельцин отвечает, не краснея.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

img8.gif

 

  

На титульную

"Старых газет"

:izbassmail.ru  

bar2.gif