img1.gif

 

 

 

img3.gif

 

 

 

Материалы

дискуссии:

 

 

1.

А.Кынев.

Зачистка от демократии.

  

2.

В.Полуэктов.

Еще не вечер, отнюдь не вечер!

А если он наступит, мы

переквалифицируемся в управдомы.

 

3.

Л.Радзиховский

Не для нашего климата.

После изменения порядка

избрания губернаторов

и депутатов неизбежны

другие реформы

 

4.

А.Пахолков

Тупиковые реформы.

Вертикаль ржавеет…

 

5.

И.Богатырев.

Три точки опоры

 

6.

В.Шапран.

Сугубо частное мнение

гражданина России

 

7.

 К. Киселев.

После Беслана.

Пессимизм в контексте PR

 

8.

М.Малютин.

Бюрократический феодализм:

жребий брошен.

 

9.

М.Дианов

Разве наша профессия

не вечна?

 

10.

К.Киселев.

После Беслана-2.

Гапоновщина

 

11.

К.Киселев.

Перспективы политконсалтинга

в условиях трансформации

политического режима

 

12.

А.Кынев.

Инкубатор для демократии

или зерно распада?

Какой будет судьба

региональных парламентов

в новых условиях?

hand01_next.gif

 

 

ИНКУБАТОР ДЛЯ ДЕМОКРАТИИ

ИЛИ ЗЕРНО РАСПАДА?

Какой будет судьба региональных парламентов

в новых условиях ?

 

Александр КЫНЕВ, политтехнолог, кандидат политических наук,

 

 

Предстоящая отмена выборности губернаторов и переход от смешанной избирательной системы на выборах депутатов Государственной Думы РФ к чисто пропорциональной с завышенным 7%-м избирательным барьером и усилением репрессивного характера законодательства о политических партиях заставляют политически активную часть общества обратить внимание на последний относительно значимый уровень власти, остающийся выборным в подобных условиях – региональные Законодательные Собрания.

Надежды, что роль региональных парламентов вырастет только потому, что они будут утверждать предложенную президентом безальтернативную кандидатуру губернатора, более чем призрачны. Предлагаемая в президентском законопроекте формула возможности роспуска Законодательного Собрания после повторного неутверждения президентского выдвиженца делает процедуру «утверждения» иллюзорной и формальной, так как очевидно, что в подобных условиях вряд ли найдется Законодательное Собрание, которое пойдет против воли Президента. Не стоит сомневаться и в таком, какое массированное давление будет оказываться на региональных депутатов.

Таким образом, новая формула назначения губернаторов автоматически реальную роль и власть региональных ЗС почти не увеличит. Тем не менее, возрастет политическая роль Законодательных Собраний, но уже по другим, гораздо более широким и разнообразным причинам. Проще говоря, у них не станет больше власти, но в них станет гораздо больше политики.

Дело в том, что помимо отмены выборности губернаторов, комплекс предложенных инициативы также делает Госдуму органом, куда независимый, а тем более оппозиционный политик попасть почти не может. И так крайне жесткий закон о политических партиях, по которому они полностью зависимы от государства и могут практически в любой момент лишены регистрации за малейшее нарушение (так чтобы ликвидировать региональное отделение партии, достаточного заставить одного человека подтвердить, что его включили в члены партии без его согласия, а как только у партии становится меньше 45 региональных отделений, то ликвидируется и сама партия), предлагается еще более ужесточить. Так как выполнение требований закона практически нереально, то все существующие партии действуют, в чем-то его нарушая и лишь имитируя многие его требования, и поэтому находятся «на коротком поводке» у контролирующих органов. Более того, по негласному указанию процесс регистрации новых партий фактически прекращен, и делается все для ликвидации уже имеющихся. В регионах началась кампания принудительной ликвидации региональных отделений политических партий.  Так,  в Красноярском крае в судебном порядке ликвидированы отделения четырех политических партий, в Ханты-Мансийском АО -  также четырех, в Чувашии - шести, в Новгородской области готовится ликвидация региональных отделений Республиканской партии РФ, Российской коммунистической рабочей партии - Российской партии коммунистов, Российской  объединенной промышленной партии и т.д.. Теперь этот жесткий закон предлагается еще более ужесточить, подняв и без  того нереальную планку в 10 тысяч членов до 100 тысяч. На практике это будет означать фактическую ликвидацию многопартийности и сокращение числа партий до небольшого числа полностью контролируемых государством образований, имитирующих политические партии[1].

Таким образом, выборы только по партспискам превращаются в выборы среди партий, контролируемых государством[2].   Да еще и при 7% заградительного барьера. Право самостоятельного участия в политике граждане фактически лишаются. Фильтрация производится как минимум на 5 уровнях: вначале надо вступить в партию, затем нужно, чтобы тебя выдвинут партийный съезд,  затем нужно чтобы тебя пропустило управление юстиции, затем нужно чтобы пропустила избирательная комиссия, и не дай бог не снял с выборов суд. Ну а затем надо преодолеть 7% барьер, что без господдержки фактически невозможно.

В результате: губернаторов избирать нельзя, Госдума – «для избранных», но остается большое число людей, имеющих политические амбиции [3] и потребность в статусе, и большое число структур, заинтересованных в сохранении пусть небольших, но собственных рычагов влияния на власть. Им будет нужно и жизненно необходимо сохранить себя в политике и иметь возможность площадки для заявления и защиты своих позиций. Таких площадок после президентских реформ остается две – региональные Законодательные Собрания и органы местного самоуправления, но это самый низкий уровень власти, и действительно политически интересен и влиятелен он лишь в довольно крупных городах (в которых, кстати, видимо тоже скоро глав администраций будут назначать, а не избирать). Есть еще гипотетическая возможность того, что будет введена выборность населением Совета Федерации, но скорей всего и там придумают механизм, в максимальной степени отстраняющий от этого процесса собственно население.  Таким образом, именно Законодательные Собрания должны будут стать теми органами, куда направят свои основные усилия все те, кому новая система власти в стране не дает возможности защищать свои интересы в федеральном парламенте или на уровне губернаторов. Это значит, что именно там будет формироваться реальная повестка дня, интересующая население того или иного региона, это означает, что именно там будет в максимальной степени находить свое выражение общественное мнение.

Данная система, и в этом один из ее главных недостатков, не дает возможности саморазвития и формирования новых электоральных предложений, пытается зацементировать нынешнюю систему власти если не навсегда, то на максимально возможный долгий срок.  Так как создавать новые партии сейчас почти невозможно, а от старых  население устало [4],то в результате возникает  опасный вакуум, когда на федеральных выборах стимула голосовать у населения почти не остается, что неизбежно приведет и уже[5] приводит к снижению явки и росту голосования «против всех» (или же к голосованию за две «разрешенные» оппозиции – ЛДПР и «Родину», для тех, кто верит в их реальную оппозиционность). То есть легитимность федеральной власти будет неизбежно снижаться[6] в пользу региональной представительной власти -  единственной, где у населения останутся персональные представители и единственной в новой системе, способной учитывать специфические интересы конкретного региона. Региональные предвыборные блоки (независимо от того, с какой федеральной  партией они связаны) теперь станут единственной лабораторией обкатки новых идей и конструкций, если угодно -  инкубатором новых политических проектов, где будет рождаться то, что со временем сможет вырасти в нечто федерального масштаба. С одной стороны, это лучше систематизирует и обозначит региональный политический интерес, позволит его выкристаллизовать, с другой – очевидно, что того самого единства страны, ради которого вроде бы затеяна вся эта реформа, станет меньше, и интересы регионов все более будут расходиться и непохожесть их политических систем будет все более сильной [7].

И любой (!)[8] конфликт между избранным населением региональным парламентом и назначенным центром губернатором в этой ситуации будет приобретать роль конфликта между регионом и федеральным центром. А возникновение таких конфликтов неизбежно. Попытка якобы унифицировать [9]  реально непохожие и очень разные по своей экономической структуре, истории, традициям, национальному составу регионы не может не привести  там, где такие различные интересы действительно есть, к обострению осознания этих различий, ведь именно в отсутствие права на что-то ты наиболее четко осознаешь его реальную потребность. Злую шутку может сыграть и укрупнение регионов, за которое бьются многие политики. Формирование супер-регионов (Красноярский край или объединенная Тюменская область),  фактически самодостаточных в сочетании с неизбежным в новой системе обострением регионального самосознания – это по сути формирование протогосударств, которые могут стать государствами как только тот или иной масштабный кризис  произойдет на федеральном уровне[10].

Эта грань между «инкубаторами демократии» и «зернами распада» очень зыбкая, и чтобы одно не перешло  в другое, нужна политическая мудрость и гибкость тех, кому в новой системе будет суждено принимать кадровые решения и руководить регионами. Опасности, которые закладывает и создает новая система, очень высоки, и реализуется ли их потенциал, покажет только время.

Несомненно, что осознав эти угрозы, власть может попытаться максимально поставить под контроль и региональные Законодательные Собрания – запретить к примеру избирательные блоки (такая идея есть в аналитической записке Центризбиркома), чтобы в корне пресечь возможность чисто «региональных» политических проектов. Но, во-первых, даже многие региональные отделения федеральных политических партий сильно отличаются от своих «материнских» федеральных структур и легко покупаются региональными ФПГ, во-вторых, на региональном уровне сохраняется смешанная избирательная система, а значит возможность избрания независимых депутатов. Можно, конечно, вообще запретить и в регионах мажоритарные выборы или же разрешить выдвигаться только от политических партий. Но запрет на публичную политику вообще тогда приведет к тому, что можно полностью утратить легитимные в глазах населения органы власти и проигнорированный региональный интерес начет формировать уже вне ЗакСобраний, что приведет к радикализации и маргинализации оппозиции, возможности возникновения политического терроризма как оружия борьбы, что особенно опасно в национальных республиках.

Так что лучше вместо того, чтобы придумывать все более изощренные способы отстранения населения и общества от власти и ликвидации любых внесистемных элементов, создавать действительно эффективную систему учета реальных интересов общества. Нет ничего хуже, чем загнанные в глубь и проигнорированные интересы. Наша страна слишком разнообразна и своеобразна, чтобы загонять ее в узкие и примитивные схемы.

 

 

 

img3.gif

 

 

 

Заключительная статья

дискуссии -

А.Кынева

 

с комментариями

шеф-редактора

ИЗБАСС  В.Полуэктова

 

 

Дата публикации

статьи

в ИЗБЕ

 

12.10.04

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

НЕ СЛИШКОМ ЛИ МРАЧНО?

Сомнения редактора

 

 

[1] - Саша, ты ведь прекрасно знаешь, что никакой многопартийности у нас не было и нет ( может быть, исключая дореволюционный период и короткое перестроечное время 1990-1993 гг.). То, что пытаешься защитить, - не партии, а мошенннические клубы, созданные специально для видимости многопартийности и для обделывания жульнических делишек организаторов этих "партий".  Если твой родной СЛОН - партия, то тогда Игрунов  - Магомет. Или Шива. Не надо смешить людей. И тем более ставить в упрек Президенту его борьбу с поразившим страну мошенничеством.

 

[2] - вывод гипотетический и весьма спорный. Слишком рискованно подавать его как абсолют, выступать в этом вопросе в роли вещего волхва. Подождем немного, не будем спешить с выводами.

 

[3] - по поводу амбиций. Ведь они бывают разные - обоснованные (трудовые) и необоснованные (нахрапом: всяк хопёр в цари попёр). Зачем беспокоиться об обеспечении последних. Правильнее была бы другая позиция: прежде чем переть во власть, выучись, вступи в «свою» партию, поработай в ней, завоюй позиции, а потом замахивайся на властный пост. Пора, наконец, кончать с нахрапом во власти!

 

 

 

 

 

 

 

 

[4] - опять гипотетические выводы подаются как абсолют. А почему в США от старых партий население не устало?

 

[5] - вот именно «уже», т.е. безотносительно реформ. Тенденция снижения явки и голосования против всех потому и проявляется «уже» давно, что "всяк хопёр в цари попёр". И потому еще, что в сознания электората выборы однозначно превратились в мошенническое действо «хопров» и "хопришек". Реформы Путина как раз против этого и нацелены.

 

[6] - с чего это вдруг? Наш менталитет как раз позволяет признавать нормальной любую верховную власть, независимо от ее легитимности. Далеко за историческими примерами ходить не надо: Ельцин, совершивший госпереворот  с расстрелом законной представительской власти. А чуть дальше: Ленин, Александр I, Екатерина Великая….).

 

 

 

 

[7] - потрясающий по своей нелогичности вывод – как будто у нас не было 70 лет Советов, как будто мы этого не проходили. Где вы видели, интересно, при Советах конкуренцию интересов регионов?

 

[8] - ? - далеко не любой, зачем уж так нагнетать.

 

[9] - почему-то автор исходит из посылки, что, у нас в центре обязательно должны быть самые тупые люди. Позволю себе усомниться в этом. Даже при царях в центр мобилизовывали стоящий народ. Саратовский губернатор Столыпин – один из тысяч таких мобилизованных.

 

 

 

 

[10] - такая гипотетическая опасность есть и сегодня. И она уже несколько лет назад проявлялась – Россель, Шаймиев и прочие удельные князьки зашевелились было.  Перенарезка  регионов, которая должна повысить эффективность управляемости государством, в этом плане практически ничего не усугубит.

 

 

spa_2.gif

 

ДИСКУССИЯ БУКСУЕТ.

Комментарий шеф-редактора ИЗБЫ

 

Который раз читаю паническую аналитику своих коллег по поводу последствий  путинских реформ государственной системы. Я уже перестал размещать их на сайте: одно и то же, одно и то же – ах, грядет диктатура! ах, смертельный удар по демократии! ах, пострадает многопартийность! ах, отобрали у народа всё что было!

Успокойтесь, коллеги! Ничего у народа путинская реформа госсистемы не отобрала. Потому народ и безмолвствует: ему эти реформы – до фени! А не безмолвствуют лишь те, кому наступили на хвост. И чем сильней наступили – тем круче не безмолвствуют. Посмотрите, кто вопит громче всех – и все станет ясно.

Увы, в среде громко вопящих – наш брат политтехнолог. По человечески это понятно – рынок, который нас кормил, ужимается. Поневоле завопишь. Но не советовал бы это делать громко. В нашем положении – лучше жалобно скулить, чем извергать проклятья. Так – как это делает щенок, когда его тычут мордой в ещё теплую лужицу.

 

Наш цех получает по заслугам. Повторяю это в который раз.

В упоении своей значимости (я сделал мэра! а я – губернатора! а я – правящую партию!..) мы  перестали обращать внимания на то, как, с помощью каких денег, каких приемов (спецпроектов) добиваемся результатов. И каких результатов! Кто в итоге наших усилий, наших умений сел на воеводство! Кто и в чью пользу стал клепать паучьи законы, позволяющие одним – безнаказанно грабить и плевать на вся и всех, другим –  лишь утираться от плевков толстомордых. Дошло до того, что за избрание губернатором полукриминального бизнесмена команде пиарщиков вручают т.н. национальную премию «Серебряный лучник». Приехали!

Так что реформы избирательной системы вполне справедливо рассматривать как  достойную оплату государства за наши тщения на поприще госстроительства. Конечно,  такой подход вряд ли имеет место на самом деле, слишком много чести каким-то там пиарщикам, но если замотивировать себя на это, то легче переносится грядущее отлучение от привычных гонораров и почестей. И не так уже сильно захочется рваться на баррикады.

 

Жаль, что дискуссия на ИЗБЕ превращается в хоровое шипение в адрес Президента. И не только на ИЗБЕ. Десятки «несвободных» бумажных и электронных СМИ, не стесняясь в выражениях, ежедневно доказывают читающей публике, какой у нас ужасный – глупый и кровожадный Президент.

Просто диву даешься, сколько у нас, оказывается умных и демократичных претендентов на кресло Президента – и до сих пор не в Кремле!

Лишь в паре материалов по дискуссии были сделаны попытки осмыслить место мастеров цеха в новой политической обстановке, сделать выводы и наметить пути выхода из кризиса профессии. Большинство же коллег, приславших статьи по теме дискуссии, меньше чем на отлучение Путина не согласны. И грозятся, если он не уйдет, рвануть хором за кордон. Повторить, так сказать, исход интеллектуалов из России-1922.

Замечу: настоящие пацаны не пугают – они сразу стреляют. Берите пример.

А если денег на загранпаспорт нету, ИЗБАСС готова организовать фонд помощи отъезжающим, оплачивая из него издержки на изготовление необходимых для эвакуации документов.

Потому что чем меньше конкурентов на рынке – тем легче оставшимся.

 

 

Валентин ПОЛУЭКТОВ, избирательный технолог

 

На главную

Наш  E-mail:  

в ИЗБАСС