img1.gif

 

 

 

img3.gif

 

 

Материалы

дискуссии:

 

 

1.

О. Матвейчев

"Спагетти" американского

замеса - это вам

не лапша в дуршлаге

  

2.

Е Малкин

Спагетти - это та же

лапша, особенно если

её вешать на уши.

 

3.

В. Шапран

Дорогой Чеширского Кота,

или вынужденная провокация

Матвейчева

hand01_next.gif

 

4.

И.Ермолаев.

Лапша банальная - это

ваше дежурное блюдо,

г-н Матвейчев?

О.Пахолков

А нам "cпагетти" по вкусу!

 

5.

К.Лабуть.

Минимизировать

управленческую

структуру ИК

можно и нужно 

 

 

Затравочные статьи О.Матвейчева и Е.Малкина по теме "Управление избирательной кампанией", увы,  жаркой дискуссии не породили. Два месяца цех как воды в рот набрал. Неужели вброшенная на обсуждение тема совсем не интересна пиар-сообществу? Откровенно, мы  чуть было не прикрыли дискуссию...

И вот - блестящее эссе из глубинки.

Мы надеемся, что публикуемая ниже  статья избирательного технолога из Новосибирской области Виталия Шапрана не только вызовет большой интерес  у  посетителей ИЗБЫ (она того, право же,  заслуживает), но и подтолкнет кое-кого из них взяться за перо.

Ждем ваших писем и статей, коллеги!

 

СОВЕТ ДОМОВЫХ ИЗБЫ

 

ДОРОГОЙ ЧЕШИРСКОГО КОТА,

или вынужденная провокация Матвейчева

Виталий ШАПРАН, менеджер ИК, аналитик

 

Высоковольтные «спагетти»

О.Матвейчев через Интернет ознакомил сообщество политтехнологов с собственным политико-математическим рецептом приготовления «Спагетти» американского замеса…»

Мэтр отечественных политтехнологий Е.Малкин этот рецепт не одобрил. Более того, г-н Малкин как опытный преподаватель всерьёз озаботился тем, что статья-рецепт Матвейчева может подорвать умственное здоровье «наших, ещё не вполне опытных коллег». Но запретить коллегам читать эту крамолу невозможно. Невозможно также заявить, что один из ведущих политтехнологов России О.Матвейчев попросту «сбрендил». А отвечать что-то надо.

И Е.Малкин нашёл чудесный по деликатности ход. В ответной статье «Спагетти» - это та же лапша…» он согласился с Матвейчевым по частностям, покритиковал его по частностям, а в остальном всё свёл к мысли, что «дядя просто пошутил». И, в принципе, с Е.Малкиным можно было бы согласиться. Если бы не одно «но»…

 

Талантливый человек талантлив во всём. Трудно себе представить, чтобы О.Матвейчев – маэстро креатива – шутил так простенько, что его легко по носу нащёлкать. Скорее – дело в другом. Матвейчев, обладая острой творческой интуицией, почувствовал подступающий кризис стандартных ПТ (политтехнологий) и стал искать выход. В частности – будоража коллег и приглашая их к разговору. 

В связи с этим нелишне вспомнить, как одна из электротехнических компаний решила вопрос с ремонтом обрывов высоковольтных проводов. Не найдя никакой альтернативы сложным и долгим ремонтам с заменой целых пролётов или с не менее замысловатыми термосварками, управленцы компании решили устроить мозговой штурм. Во время штурма один из участников высказал идиотское предложение, чтоб электромонтёры сжимали оборванные провода зубами. Так родился способ холодной сварки металлов.

Рецепт Матвейчева, конечно, не является реальным и окончательным выходом из кризиса ПТ. Да и нет такого окончательного выхода.

Статья Матвейчева – сознательная провокация. Улыбка чеширского кота. С проводами в зубах.

 

Тазик с «клерасилом»

Нет необходимости перечислять те примеры (из приведённых О.Матвейчевым), в которых применение проектного метода оправданно. Как и нет нужды перечислять справедливые замечания Е.Малкина.

Но есть смысл пройтись в указанном Матвейчевым направлении. Не гадать, что же именно он имел (или - мог иметь) в виду, а просто собраться и шагнуть туда – за экран монитора. На поле битвы рыцарей друг с другом, а также - со стаями кровожадной саранчи, тяжеленными носорогами и прочими ПТ-чудищами.

И что мы там видим? Много всякого. Целые книги можно написать. И пишутся. Но сейчас поговорим о предположительной причине появления «спагетти» - о кризисе в ПТ-сообществе. Конечно, это не кризис Альцгеймера, а кризис подросткового возраста. Однако, разрешение этого кризиса нельзя оставлять на усмотрение подворотни или правоохранительных органов. Давайте сами посчитаем свои прыщи. И, пользуясь случаем, не откажем себе в удовольствии вылить на головы коллег тазик холодного «клерасила».

 

Посчитаемся, состоятельные кроты?

Первая из видимых причин кризиса – сама организация ПТ-сообщества.

Понятно, рынок ПТ-услуг совсем свеженький, но стыдных болезней и он не избежал. И как это часто бывает – в основном это болезни большого города. По понятным причинам подавляющее большинство ПТ-контор находятся в Москве-Петербурге. Здесь высокие технологии, здесь высококвалифицированные кадры. И ещё - здесь много денег. Здесь основные спонсоры ИК. Однако, далеко не всегда тендеры на проведение избирательных кампаний выигрывают самые талантливые и организованные команды. Отнюдь. Зачастую «в масть» попадают те, кто играет на руку со сдающим. А сдающие – это финансовые спонсоры и влиятельные чиновники. Система «откатов» процветает.

Не лучше обстоят дела с этим рынком и в остальной России. Вдали от московских вернисажей бродят маловостребованные поэты и художники от политтехнологии, которые проигрывают в заказах на проведение ИК и своим региональным «откатчикам», и блефующим бродячим командам.

И что в результате? А в результате – падение качества предоставляемых ПТ-услуг. В результате – позорные проигрыши кампаний.

В результате – падение авторитета всех политтехнологов, и, как следствие, медленное, но неуклонное возвращение к стародавним временам, когда для выигрыша ИК делалась ставка в основном на административный ресурс и ОПГ.

Инстинкт самосохранения подсказывает, что в сложившейся ситуации политтехнологам надо для начала пересчитать самих себя (как по количеству, так и по качеству). Но для того, чтобы всё это пересчитать – неплохо было бы всех уровнять. Для беспристрастности. Предложения О.Матвейчева (о множестве самостоятельных  субпроектов в рамках одного проекта), буде они реализованы в полной мере, привели бы именно к этому – к равным стартовым условиям для участвующих команд. Правда, всем пришлось бы начать с малобюджетного уровня саранчи. Ясное дело, большинству столичных ПТ-носорогов, честным трудом заслуживших право на ежедневную тележку капусты, это предложение не понравится. Но думать надо и им.

Как ни любопытно, у идеи временной уравниловки ПТ-сообщества появились серьёзные сторонники задолго до публикации нового рецепта приготовления политических макарон. Господь Бог создал российских политтехнологов, а полковник Полуэктов сотоварищи сделали их равными. Пусть – виртуально, но всё-таки… Ведь это именно в ИЗБАССе перечислены политтехнологи России не в соответствии с их профессиональным весом, а просто по алфавиту. Причём, это сделано сознательно. Мэтры политконсалтинга здесь соседствуют с начинающими талантами и прожжёнными мошенниками. И ничего. Вообще, надо отдать должное создателям ИЗБАССа. Первые шаги сделаны. Сделаны первые открытия, и будут ещё. Проявляются некоторые критерии оценки политтехнологов, некоторые принципы их карьерного роста. Уже потом (после пересчёта и перевеса) политтехнологи неминуемо разделятся на некие подобия купеческих гильдий. Но надо же было с чего-то начинать.

И нет смысла сейчас гадать, ИЗБАСС – это действительно нечто вроде профсоюза всех российских политтехнологов или просто блестящий бизнес- и PR-проект группы учредителей. В любом случае, это начинание исключительно полезно всем.     

Отметим также, что проблема падения авторитета политтехнологов как класса решается не только методом отделения зерна от плевел, но и повышением среднего уровня самих политтехнологов. В этом смысле трудно переоценить просветительскую и образовательную работу, разворачиваемую ИЗБАССом. Если есть за что сказать спасибо, то почему бы не сказать.

 

Три источника и три составные части

Вторая из видимых причин кризиса – кризис политтехнологий. Точнее – кризис творчества. Подчеркнём, кризис не ведущих политтехнологов - те ещё себя покажут и в доведённых до совершенства классических технологиях.  Кризис – в изобилии штампованных халтурщиков и в отсутствии новых идей. В такой ситуации и «спагетти» американского замеса» мясом покажутся.

Не секрет, что многие из нынешних политтехнологов родом из прошлых комитетов – комитетов ВЛКСМ и КГБ. Затем это содружество комитетчиков было разбавлено новым пополнением – мастерами зарождающегося рекламного дела, дипломированными психологами и романтиками-дилетантами. Но что интересно, все они исповедуют, в основном, так называемый «объектный» подход к ведению ИК. Смысл такого подхода (упрощённо) – в «продавливании» в сознание избирателей запланированных идей и кандидатов. То есть, народ (электорат) рассматривается в этом случае как объект воздействия, как объект манипуляций. Точнее – как совокупность одиночных объектов. Такой подход к ведению ИК (особенно в сочетании с заимствованными у западных политтехнологов способами построения штабов и полевых структур) – сейчас в России особенно распространён и отшлифован до блеска. Но при таком ведении ИК крайне желательно наличие харизматических кандидатов (а где их столько найти?), и крайне нежелательно грамотное противодействие со стороны команд-соперников (но прогресс не остановишь).

Минус объектного метода ведения ИК – в его просчитываемости, в его штампованности и, соответственно, в возможности обучения и самообучения такому ремеслу легионов политтехнологов. И катаются чёсом по городам и весям России команды, имеющие в багаже стандартный набор слоганов и текстов. От кампании к кампании меняются только названия областей и фамилии кандидатов. А что за люди живут на тех землях – неважно. Неважно даже, как они проголосуют - деньги к тому времени уже получены.

Стало быть, объектный метод девальвирует рынок ПТ и рано или поздно как самодостаточное явление сойдёт на нет.

 

Другой подход – более современный и почти не изученный – «субъектный», диалоговый подход. Этот метод берёт за основу не хотения кандидата, а желания электората. В этом случае народ рассматривается не как пассивная барышня, сидящая в светёлке со звездой во лбу, а как мощная самонаводящаяся сила. Субъектный метод в своём гротескном виде – это метод «Чего изволите?», популизм.

К минусам этого метода (помимо регулярного скатывания в упрощённый популизм) можно отнести недостаток политтехнологов, являющихся специалистами именно в социальной психологии. Более того, слабая изученность проявлений коллективной воли предполагает в таких ИК обязательное наличие политтехнологов, обладающих социальной интуицией, а также - креативщиков  (выдумщиков). И те, и другие – редкий, штучный продукт. Таких много не наштампуешь. Зато под креативщиков и «интуитов» часто маскируются шарлатаны, не удосужившиеся даже как следует освоить классические политтехнологии.

К плюсам субъектного (диалогового) метода можно отнести то, что при столкновении на баррикадах ИК «объективистов» с равными по классу «субъективистами» - первые должны выглядеть очень бледно. Но не выглядят. Поскольку «субъективистских» команд – днём с огнём не сыщешь.

Попытка осознать этот метод, предпринятая М.Кошелюком в книге «Технологии политических выборов», вызвала бурное негодование со стороны дежурного по ИЗБЕ г-на В.Реднова. Думается, такая реакция была вызвана не столько сутью написанного, сколько формой подачи. Действительно, эта книга представляет из себя скорее занудный проект будущей диссертации по социопсихологии выборных процессов, нежели работу, адресованную «широкому кругу заинтересованных читателей» (как то заявлено). И практическое применение этой книге не предвидится. Однако, отказывать г-ну Кошелюку в праве на поиск – это чересчур. Так и Матвейчева с его «спагетти» придётся запретить.

Очевидно, что будущее политтехнологий – не в противопоставлении этих двух методов («объектного» и «субъектного»), а в их сочетании. Собственно, так и работают сейчас лучшие политтехнологи и ПТ-команды, недостаток знаний о «коллективном сознательном и бессознательном» с успехом компенсируя опытом и интуицией.

Нельзя также отрицать и наличие других методов ведения избирательных кампаний – сугубо креативных. Мало ли что стукнет в голову этим самым креативщикам. «Спагетти», например.

 

«Джазовый» стиль – из числа таких креативных методов.

Технологически он выглядит так – предварительный анализ ситуации в ИК с обеих точек зрения – с «объектной» и «субъектной», затем - определение жесткой фоновой программы-минимум, а далее – как Бог на душу положит. Последующие шаги будут зависеть не только от поведения конкурентов, но и - от погоды, от выдачи-невыдачи зарплат, от вспышек на Солнце и прочих причин перепада настроений у электората. 

Пример из жизни. Грамотный продюсер джаз-оркестра при составлении программы предстоящего концерта вначале обязательно поинтересуется вкусами публики на этой территории. Соответственно, композиции для исполнения и их очерёдность – на вкус избирателей. Но музыканты (команда и кандидат) всё равно будут играть свою музыку. Темы, мелодии, темп, гармонии – всё задано заранее. А вот исполнение и коллективные импровизации – в зависимости от настроения зала. Только энергетическая «подкачка» из зала, только тонкое чувствование тоски и счастья самих слушателей, только музыкальный диалог с ними по душам - делают концерт незабываемо успешным.

Публика слышит нечто интуитивно родное, но одновременно – чувствует  непреклонную волю и талант исполнителей, предлагающих свои собственные мелодии «на флейте водосточных труб». А если ещё в джаз-оркестре есть и музыканты-креативщики, способные сольными импровизациями удивить не только публику, но и своих коллег на сцене, то, вообще - отпад.

Надо ли говорить, что благодарность удовлетворённых избирателей сохранится и в день их великой игры в судей – в день голосования. Естественно, при голосовании публика будет учитывать, что «непреклонная воля и талант» - это личные качества самого кандидата, а не какой-то там команды.

Сразу три замечания.

Замечание А.  Хорошо бы, конечно, если бы сам кандидат обладал ярким джазовым вокалом, но джаз-оркестры могут успешно выступать и вообще без вокалистов.

Замечание Б.  Сочная и эффективная реализация такого стиля возможна только при наличии очень дисциплинированной классической штабной и полевой команды. Копирайтеры («писари») – должны быть скорострельны как пулемёт. Изготовление агитматериалов – немедленное.

Замечание В.  Джазовый стиль делает ИК малопрогнозируемой для конкурентов. И (что особенно важно для мегаполисных кампаний, где шпионы и предатели сидят почти в каждом штабе) – утечка информации ограничена тем, что основные креатившики сегодня сами не будут знать, что отчебучат завтра. Лучший способ обеспечить секретность «горячей» информации – не иметь этой информации вообще.

Этот стиль применим и в обычных ИК - в тех нередких случаях, когда проказа предательства уже разъела штабы и полевые команды, а до конца кампании – рукой подать. В такой ситуации разгонять штабы и волонтёров – себе дороже, потому переход на джазовый стиль – чуть ли ни единственная возможность сильно закончить выборы.

 

«Вольные стрелки»

Говоря о кризисе политтехнологий, невозможно обойти вниманием и устарелость методологий использования полевых структур. Опять-таки, не говорим о мэтрах – они самые умные и у них всё правильно.

Так сложилось, что в большинстве своём полевые структуры работают в качестве армии почтальонов. Дисциплина в такой армии является высшей доблестью. Но, тысяча-другая почтальонов на средний субъект федерации – не многовато ли? Это – атавизмы объектного метода, метода навязывания избирателям заранее заданного решения. И даже технологии «от двери к двери» сути не меняют – агитаторы так и остаются почтальонами, разносчиками устной информации.

Время от времени штабы нагружают армию агитаторов задачами сбора информации – где водопровод исхудал, где директором недовольны… Большей частью, это делается для того, чтобы чем-то занять агитаторов и успокоить спонсоров. При организации встреч кандидата с избирателями, правда, эта информация бывает полезной, но встреч этих – кот наплакал. (А при некоторых кандидатах такие встречи  вообще не нужны).

В остальном, собранную агитаторами информацию можно использовать только при проведении популистской кампании – слабого на ум дитяти субъектного метода. Есть и нюансы - вроде сбора безответных наказов (также элемента субъектных технологий), но в любом случае – армия агитаторов используется малоэффективно.

И вот тут-то пред нами вновь предстаёт Матвейчев с дымящимися «спагетти» в большой тарелке. Он, правда, высказался категорически против совмещения пирамидальной структуры со своей тарелкой (хозяин – барин), но всё же продумаем его предложение применительно к армии агитаторов.

Районные и кустовые штабы, при проведении общей кампании получившие право на элементы самостоятельности в выборе дополнительных агитационных возможностей (естественно, будучи укомплектованными надлежащими кадрами), выдают на-гора существенно больший процент голосов. Это неоднократно доводилось доказывать автору этих строк. Более того, и О.Матвейчев приводил аналогичный пример в одной из своих книг (по ИК в Курганской области). То есть, макаронные фантазии О.Матвейчева вполне могут реализовываться, являясь частью «возненавиденной» им пирамиды.

Конечно, на «надлежащие кадры» требуются надлежащие деньги. Но деньги до сих пор принято переводить на пустопорожние телеролики и концерты столичных поп-звёзд, потому поговорим о другом. О бесплатной реализации макаронной идеи самими агитаторами. Только не будем обзывать это трудолюбивое племя «саранчой». Назовём их вольными стрелками, что ли. Пусть дуют в сухие макаронины системы Матвейчева. И обстреливать врага они будут не сухим пшеном или дробинками, а ядовитыми стрелками «логик». («Логики» - термин, введённый, опять-таки, О.Матвейчевым и означающий предельно краткие логические посылы).

Проблема в том, что отношение к агитаторам в ПТ-сообществе до сих пор неуважительное. К агитаторам относятся как к солдатам штрафных батальонов, обязанным в дождь и пургу штурмовать отведённые участки. Не удивительно, что к концу кампании агитаторы начинают ненавидеть тихой ненавистью и своих командиров, и своего кандидата. А у них есть семьи, друзья, сослуживцы, соседи… Это сколько голосов будет? Более того, агитация от двери к двери (и ей подобные) зачастую становится антиагитацией, поскольку избиратели тоже не дураки и чувствуют отношение пришлого агитатора к своему кандидату.

Поэтому первостепенная задача в избирательной кампании – это сагитировать самих агитаторов. Пожалуйста, используйте и «логики», и «харизмы», и что угодно – хоть НЛП. Но если не удаётся сагитировать агитаторов - людей подневольных, обиженных, ранимых, да к тому же обязанных выслушивать все словесные ухищрения начальствующих политтехнологов – то тогда грош цена и всей этой PR-кампании, и таким политтехнологам.

Но агитаторов одними деньгами не убедишь, сколько им не плати. Агитаторы первоначально приходят на работу в кампанию с явной недоброжелательными настроениями, что бы они там ни говорили об «особом уважении» к кандидату-работодателю.

Агитаторов надо влюбить в кандидата. «Невлюбляемых» - надо убедить в том, что победа их кандидата может радикально изменить к лучшему их личную жизнь. Не когда-нибудь, а вскоре после победы. При этом, аргументы должны быть честными и весомыми, поскольку «вольные стрелки» - люди тёртые, их неоднократно обманывали. Аргументы в разных случаях могут быть разные, но они всегда есть - автор этих строк в том многократно убеждался. Надо только найти эти аргументы и суметь донести их до «стрелков».

Тогда «вольные стрелки» будут самостоятельно (в свободное от основной «полевой» работы время) рвать на части тело вражеского рыцаря. Они будут плакать и смеяться вместе с «обижаемым» врагами кандидатом. Каждый из них придумает свою «макаронину» (мини-агит-кампанию) и будет на понятном окружающим языке агитировать на рынке, в бане, в курилке и в пивной. Причём, придумывание индивидуальных «макаронин» должно быть добровольно-обязательным, и реализация этих миникампаний должна начинаться только после согласования с политтехнологом. И конечно, боезапас «логик» и «обзывалок» надо выдавать вольным стрелкам строго по индивидуальным программам - близким им по духу. А для этого надо знать – как живёт, с кем общается и о чём мечтает каждый «вольный стрелок». Сложно? Только поначалу, пока методологии не отработаны.

Понятное дело, для такой работы нужны грамотные полевики с креативным мышлением, а не книжные начётчики. И на таких полевиков тоже нужны деньги. Впрочем, многие кандидаты предпочитают просто потратить поменьше денег и проиграть, чем потратить побольше – и выиграть.

 

Может ли убийство конкурента считаться политической технологией?

И напоследок – ещё об одном кризисе. О кризисе юридических политтехнологий. Очень коротко.

Безусловно, выборы – это тонкая и жестокая игра. Но - в рамках правового поля, пусть даже и с выбеганиями на трибуны, с давлением на судей, с умышленными картинными падениями и требованием пенальти, с задиранием рубашек у себя и конкурентов, с мордобитием и киданием «файеров». Всё можно понять и принять. Но вот подкуп судей – трудно признать политтехнологией.

Проиграв выборы, «зарядить» верхушку избирательной комиссии и местных судей, чтобы те абсолютно от фонаря признали недействительными выборы именно на тех избирательных участках, на которых конкурент солидно оторвался, и, соответственно, «назначить» победителем своего кандидата – это тоже политтехнологии? А потом, едва ускользнув от уголовной ответственности за эти «политтехнологии» – ещё и зарегистрироваться в ИЗБАССе рядом с почтенными мэтрами. Это тоже нормально?

А может и нормально. Времена, говорят, такие.

 

Единственная дорога очень часто ведёт не в храм, а в тупик. То ли это главред ИЗБЫ В.Полуэктов сказал, то ли кто другой. Но умно сказано. Сколь многообразна жизнь – столь разнообразны должны быть и политтехнологии.

 

P.S. (для слишком серьёзных людей):

Эти записки - не аналитический доклад, а размышления «по поводу». Маленький мозговой штурм после хорошей порции «спагетти».

 

 

 

img2.gif

 

 

Продолжение дискуссии -

статья В.Шапрана

 

Дата публикации статьи

в ИЗБЕ

 

26.08.04

 

 

 

 

ПРИГЛАШАЕМ

К ДИСКУССИИ!

 

 

 

 

 

Коротко

об авторе

 

 

Шапран Виталий Дмитриевич

 

Родился в 1956г.

Еще в советское время, начиная с  1973 г. активно участвовал в правозащитном движении,  за что подвергался гонениям со стороны правоохранительных органов, получал от властей «волчьи билеты», закрывавшие ему доступ  на работу в престижные предприятия и учреждения.

 

Во второй половине 1980 – начале 1990 гг. участвовал в создании и становлении либерального движения в регионе, входил в ДС и НТС.

 

В 1991г. ушел в  предпринимательство. Стал одним из учредителей и руководителей Сибирской торгово-инвестиционной компании, в которой проработал до 1998 г.

 

В избирательных кампаниях участвует с 1989 г., на профессиональной основе – с 1999 г. Осуществлял непосредственное руководство 16-ю ИК, работая  в различных регионах России. Часто приглашался в кампании как консультант и руководитель отдельных предвыборных проектов. Опытный публицист, часто выступает в печатных и электронных СМИ.

 

С 2003 г. является исполнительным директором Новосибирского областного фонда политических исследований.

 

 

На главную

Наш  E-mail:  

в ИЗБАСС