img1.gif

"Эта кампания идет чище и цивилизованнее, чем предыдущая, четыре года назад" - заявил глава ЦИК РФ на пресс-конференции в Москве в пятницу 5.12.03. Как сообщает РИА "Новости", Александр Вешняков в целом удовлетворен итогами завершающейся избирательной кампании по выборам депутатов ГосДумы

 

img3.gif

 

 

Цикл статей

Черная книга

"Выборы-2003"

  

Содержание цикла

 

1.

Заблуждение Вешнякова

Обращение ИЗБАСС к коллегам по цеху

 

2.

Наблюдатели «Голоса»: нарушения

были массовыми по всей стране.

Правозащитники требуют признать результаты выборов

ГД-2003 недействительными

 

3.

Сплошные фальсификации.

Москва

 

4.

Открепительное удостоверение

как средство фальсификации.

Москва, Ростов

 

5.

Как разрушают наблюдателей.

Свидетельство очевидца

Подмосковье

hand01_next.gif

 

6.

Возвращение в тоталитаризм.

Свидетельство политтехнолога,

работавшего на партию власти

Ростовская область

 

7.

Как "сносили" Сергея Митрохина.

Москва

 

8.

Ударный дивизион

административного ресурса.

Ростов, Подмосковье

 

9.

Зачистки как избирательная технология.

Подмосковье.

 

10.

Хроника голосования -

в режиме реального времени.

Башкортостан

 

11.

Скупка округа на корню

как избирательная технология.

Тамбов

 

12.

Журналистов просят удалиться!!!

Ростов

 

13.

С вбросами явно перестарались.

Дагестан

 

14.

Коротко - отовсюду

ТАКИЕ ВОТ "ЧИСТЫЕ И ЦИВИЛИЗОВАННЫЕ"

 

 

5. КАК  РАЗРУШАЮТ  НАБЛЮДАТЕЛЕЙ

 

Свидетельство очевидца

 

 

В день голосования я осуществляла наблюдение за выборами в качестве члена участковой комиссии с совещательным голосом. Работала в составе группы из трех человек, в которую помимо меня входил наблюдатель от кандидата Артемьева и наблюдатель от КПРФ, я была старшей этой группы.

Поначалу все шло нормально, за исключением того, что нам не позволили просмотреть списки избирателей, чтобы убедиться, что в них нет неположенных пометок и записей. Председатель комиссии свой отказ объясняла тем, что, роясь по спискам, я буду мешать  выдаче бюллетеней. Мол, будет посвободнее, посмотришь.

 

Недоразумения начались, когда мы настойчиво начали проситься в выездные группы комиссии, которые должны были ехать с переносными урнами. Было три переносные урны, и наша группа настаивала на обязательном присутствии в каждой выездной бригаде кого-нибудь из нас. Напрямую нам не отказывали, обещали взять, но почему-то тянули с выездом. К тому же у реестра с заявками на домашнее голосование все время крутились и шептались с председателем комиссии наблюдатели от нашего основного соперника Семенова, что нам показалось подозрительным. Я подошла к ним и сказала, что хотела бы знать, что у председателя комиссии за секретные переговоры с семеновцами. Меня вежливо послали, хотя никаких секретов от наблюдателей у председателя УИК во время голосований не должно быть.

 

Через какое-то время непонятные шевеления у реестра продолжились, и я вновь подошла поближе, чтобы понять, что происходит. Видимо, председателю моя настойчивость не понравилась, и она сказала, что я пьяная, порекомендовав мне успокоиться, а то ко мне примут меры.

В обед я действительно, заедая бутерброд, выпила полбутылки пива. Перекусывала не сходя с наблюдательского места, и все члены комиссии и наблюдатели видели, как я «напилась». Поэтому было абсолютно бессовестно со стороны председателя комиссии называть меня пьяной. Тем не менее, пиво было, я должна это признать. Но кто мог знать, во что выльются мне эти 200 грамм клинского.

 

Около 16 часов я увидела, что две из трех переносных урн понесли на выход. О том, что выездная комиссия начинает работать, нас не предупредили, хотя обязаны были. Одеваясь на ходу, мы побежали за членом комиссии с решающим голосом (ЧКРГ), который понес урны. На улице стояла "Газель", и в ней уже сидел наблюдатель от Семенова. Туда же сел ЧКРГ и без приглашения – мои коллеги, члены нашей группы.

Непонятно, зачем в эту поездку понадобилось брать две урны, ведь было всего 13 заявок на домашнее голосование. Но на это обстоятельство мы в пылу борьбы за право попасть в «Газель» тогда не обратили особого внимания. Просто можем засвидетельствовать, что бригада взяла с собой две урны, с одной член комиссии и наблюдатели ходили по квартирам, а вторая всё это время оставалась без их присмотра, в машине, где кроме водителя вроде никого не было.

 

Мои товарищи по наблюдению уехали в «Газели», а я вернулась и заявила о желании ехать с третьей урной, если поездка намечается. И предупредила председателя, чтобы она не повторяла финт с тайной отправкой в отношении второй выездной бригады. Председатель ответила, что я её «достала», и позвала дежурившего милиционера, чтобы «принять ко мне меры». Милиционер Валера, я  его знаю, это бывший наш участковый, мы с ним иногда общались, отвел меня в сторону и говорит:

- Слушай, девушка, вали отсюда, иначе я тебя сдам наряду как пьяную.

- Валера, - говорю, - Ты что, я же тут на работе, мне же за это деньги платят.

А он своё – да так зло:

- Я тебе не Валера. Нашла друга. Я при исполнении. Сказал: вали - значит, вали.

Я ответила, что не он меня сюда поставил, и не ему меня отсюда выгонять. Повернулась и пошла в зал.

 

Буквально через пять минут подъехала милицейская машина,  Валера вызвал меня в коридор, и там приехавший наряд приказали ехать с ними. Сопротивляться я не стала, потому что поняла, что они специально хотят изобразить из меня пьяную дебоширку. Предупредив их об ответственности, я подчинилась. Было это как раз в 16 часов.

Меня привезли в отделение и сказали, что будут составлять акт о том, что я пьяная. Обращались не ласково. Я им ответила, что всё это ерунда, и что я с ними не буду ни о чем разговаривать, пока не свяжусь со штабом и не вызову юриста. И начала звонить по мобильнику в штаб. Дозвонилась не сразу, к тому же юрист был на разборе другого ЧП, и штабу пришлось потратить определенное время, чтобы «достать» его и направить на мою выручку.

А пока суть да дело, меня повезли в горбольницу и там, попытались заставить дыхнуть в трубку или признать письменно, что я пьяная.  Я решительно отказалась, сказала, что, во-первых, без юриста ничего делать не буду, а во-вторых, это только пьяных водителей пропускают через трубку, а я не за рулем. Меня вновь повезли в отделение, и там продолжили писать протокол.

 

Было уже что-то около 18.30. Откровенно, к тому времени я настолько устала от этой нервотрепки, от хамства милиционеров, что хотела только одного – чтобы меня поскорее отпустили. Безучастно наблюдала за тем, как дежурный составлял протокол об опьянении, и о том, как двое «свидетелей» письменно подтверждали, что я пьяна до невозможности. Свидетелей этих, хохлов-гастарбайтеров, милиция при мне доставила со стройки, и было понятно, что эти ребята в милиции не подряде, подпишут, что угодно.

Закончив составлять протокол, милиционер сказал: «Подписывай и мотай отсюда. Тебя ждут на избирательном участке.». Решила не противиться больше и подписала все, что они там понаписали, отметив только, что не я - не пьяный водитель, чтобы заставлять меня дышать в трубку.

 

На участок вернулась примерно в 19.30 часов. И продолжила свою работу. Примерно в это же время вернулась и «Газель». Таким образом, с 16.00 до 19.30 благодаря провокации, устроенной милицией с подачи председателя комиссии, наблюдатели от Артемьева и КПРФ были лишены возможности наблюдать за залом и третьей переносной урной, которую увезли на «Волге» без нас. И с какими заявками от избирателей уехала «Волга» тоже непонятно, ведь «Газель» увезла с собой всё, что было в наличии. Да и что делали со второй урной в «Газели» во время ей безнадзорности, одному богу известно.

Когда я вновь оказалась на участке, там уже находился мэр Дзержинска Доркин. Возле него подобострастно суетились председатель и секретарь комиссии. Доркин подошел ко мне, назвал по имени:- Саша, ты наделала здесь много шуму. Зачем шумишь? Зачем баломутишь? Веди себя умнее, а то у тебя будут новые неприятности с милицией. Ты ведь этого не хочешь больше, не так ли?

Мэр был прав. Мне вполне хватило трехчасового общения  с нашей милицией.

 

А потом был подсчет бюллетеней. Когда он начался, мне стало понятно, зачем нас удаляли. Все нарушения, о которых нам рассказывали на инструктаже в штабе, присутствовали.

Стол, на который высыпали бюллетени, наблюдателям был плохо виден. Члены комиссии расположились так, что загораживали нам обзор – делай с бюллетенями что хочешь. На наши просьбы в адрес членов комиссии расположиться по-другому, следовал стандартный ответ: не мешайте работать!

Практически у всех членов комиссии, сортировавших бюллетени, были ручки, хотя письменными принадлежностями по закону в это время могут пользоваться исключительно председатель и секретарь комиссии.

О том, какие подсчеты производились с бюллетенями,  нам было непонятно. Члены комиссии разговаривали между собой полушепотом, многого мы не слышали.

Тем не менее, на одну странность все наблюдатели обратили внимание: вначале бюллетени с пометками в пользу того или иного кандидата шли более или менее равномерно. По крайней мере, две фамилии – Артемьев и Семенов назывались равномерно, это точно. Даже Артемьева было немного больше. И вдруг пошла пачка сплошного Семенова. 10, 20, 50, 100, 150 раз подряд – один Семенов! Потом опять пометки пошли равномерно: Семенов- Артемьев, Артемьев-Семенов. Чудеса да и только! Впрочем, все знают: чудес не бывает - вот он, результат нашего почти трехчасового отсутствия на участке.

Протокол увеличенной формы повесили на стену не сразу, а только в 23 часа, когда всё без нас просчитали. И по черновым записям секретарь заполнил все позиции увеличенного протокола сразу. Списывайте,мол, и будьте довольны.

Несмотря на запрет закона делать перерывы в работе комиссии с 20 часов и до окончательного подписания протокола, несмотря на недопустимость выходить в этот период из помещения с бумагами и документами, члены комиссии бегали с чем хотели туда-сюда, устраивали чаепитие и даже позволили себе распить  шампанское. За успех (?). Ну, шампанское не пиво, его пить можно.

 

 Комиссии удалось создать в помещении атмосферу такого невообразимого психоза – ругань, крик, шум, угрозы, бесконечные звонки по телефону,  беготня – что в этой атмосфере у всех наблюдателей возникло одно и то же чувство: пропади оно все пропадом, скорее домой! Всем хотелось побыстрей получить какой угодно протокол, чтобы предъявить его в своих штабах и доложить об успешном завершении наблюдательской миссии.

Мы ничего не могли противопоставить этой мощной одуряющей государственной машине. Против нас работали профессионалы. Что могли противопоставить им бабушка из КПРФ, или мы с Алексеем, первый раз выполнявшие роль наблюдателей на выборах, и прошедшие всего полуторачасовой инструктаж накануне дня выборов. Против машины должна действовать машина. 8 декабря я это глубоко усвоила.

 

Уходила с участка разбитой и опустошенной. В коридорах наткнулась на милиционера Валеру. Он подошел ко мне уже без  прежнего остервенения:

– Саша, ты уж прости меня. Я перестарался. Но сама пойми – не мог я по-другому. Тебе заплатили за наблюдение – ты старалась. Мне тоже заплатили, да еще как – я за полгода столько получаю.

- Семенов заплатил? – горько спросила я.

- Заплатили, - повторил он уже с раздражением, - Какая тебе разница кто?

В самом деле, какая мне разница…

 

А.Л.ЛЕБЕДЕВА, член УИК с совещательным голосом

 

СВОБОДНЫЕ ВЫБОРЫ: НЕ ДОЛГО МУЧИЛСЯ МЛАДЕНЕЦ

 

img4.gif

 

 

Дата публикации

статьи

в ИЗБЕ

 

22.12.03

 

 

 

Место действия

 

г.Дзержинский,

Московская обл.,

избирательный

округ № 108

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПРАВКА

108 Люберецкий избирательный округ, Подмосковье.

Основная борьба развернулась между независимым кандидатом Тимуром Артемьевым и кандидатом от "Единой России" Виктором Семеновым

Победил Семенов с отрывом в 9 тысяч голосов (около 4% от числа избирателей, принявших участие в голосовании).

 

 

Лебедева Александра Николаевна, 1981 г. р, работала участковым агитатором  независимого кандидата Т.Артемьева.

В день выборов представляла его интересы на избирательном участке № 199 в качестве члена комиссии с совещательным голосом.

Участок расположен по адресу: г.Дзержинский, Московской области,

ул. Школьная, д. 5.

 

 

Административный ресурс использовался на стороне Семенова.

 

На главную

Наш  E-mail: